Знаменитые и малоизвестные сражения Первой Мировой. Июньское наступление русской армии.

Февральская революция 1917 года и последовавшая за ней ликвидация российского самодержавия самым негативным образом сказались на боеспособности русской армии. К началу четвёртой кампании слаборазвитая экономика России была окончательно подорвана. Мобилизацией были охвачены свыше 15 млн. работоспособных человек, а общее число потерь превысило 7 млн. военнослужащих.

Социально-экономический кризис бывшей Российской империи проник во все составляющие её вооруженных сил. Народ, уставший от войны, конечные цели которой были большинству простых людей непонятны и чужды, не желал более гибнуть за красивые лозунги и пространные обещания.

В то же время в армии и на флоте стремительно распространялись и крепли позиции левых революционных политических партий, ратовавших за скорейшее прекращение мировой бойни. Дисциплина на фронтах падала быстрыми темпами, как в действующих, так и в запасных частях. Число дезертиров и уклонистов за первое полугодие 1917 года превысило боевые и санитарные потери.

«Распропагандированные» революционными агитаторами боевые части всё чаще отказывались идти в бой. Нередко они или устраивали «братание» с «пролетариатом и крестьянством», служившим в рядах армий Австро-Венгрии и Германии. Подобные случаи были зафиксированы в 165 пехотных дивизиях (из 220 имевшихся на фронтах).

Боевой дух и настрой рядовых солдат и нижних чинов в российской армии упал ниже «критической отметки» и ежемесячно продолжал скатываться всё ниже и ниже. Кадровый офицерский состав в боях и кампаниях 1914-16 гг. сократился на 75-80 %. Прибывавшие на замену офицеры (в подавляющем большинстве лица с высшим образованием, без боевого опыта), прошедшие ускоренные курсы, по уровню подготовки и наличию опыта военной службы не соответствовали даже минимальным требованиям.

С началом коренных политических преобразований революционный дух глубоко и прочно проник в вооруженные силы России. Революционные комитеты солдатских и матросских депутатов получили огромную власть и фактически неограниченные полномочия. Теперь каждый приказ командования всех рангов сначала рассматривался ревкомами.

Только после «одобрения» со стороны комиссаров и солдатских депутатов приказы исполнялись, зачастую с коррективами, внесенными «революционными товарищами». Нередко на фронте прямо во время боя подразделения начинали «митинговать» – обсуждать распоряжения командования или решать насущные проблемы. Участились случаи самосуда над «контрреволюционными» или «реакционными» представителями офицерского корпуса.

Как и прежде, русская армия испытывала не только кадровый дефицит. На фронтах не хватало патронов, пулемётов, миномётов, полевой и тяжёлой артиллерии, самолётов и аэростатов, обмундирования, гужевого и автотранспорта, бронеавтомобилей. В минимальном достатке не имелось военного инженерного имущества, медикаментов и многих других жизненно важных для качественного продолжения войны наименований.

Верховное командование России и наиболее прогрессивные члены Временного правительства понимали, что армия и флот абсолютно не готовы к ведению каких-либо активных наступательных действий. Однако союзники по Антанте были согласны на дальнейшее предоставление денежных займов в будущем только при условии полноценного участия России в дальнейших крупномасштабных боевых действиях.

Русские правящие круги в этой ситуации настояли на проведении стратегического наступления силами Юго-Западного, Северного, Западного и Румынского фронта в начале лета 1917 года. По замыслу Ставки Верховного главнокомандования главный удар предстояло нанести войскам ЮЗФ (командующий генерал-лейтенант А. Е. Гутор) в общем направлении на Львов (7-я и 11-я армии), а также на Калуш и Болехов – силами 8-й армии.

На южном фланге наступление ЮЗФ обеспечивал Румынский фронт (командующий генерал от инфантерии Д. Г. Щербачёв) – 4-я и 6-я русские, а также 2-я румынская армии. Северный фланг ЮЗФ прикрывала Особая армия (4 корпуса – 3 армейских корпуса и один конный; командующий – генерал от инфантерии П. С. Балуев).

В предстоящем наступлении ЮЗФ командованием планировалось использовать 60 пехотных и кавалерийских дивизий при поддержке 1114 орудий. Всего же войска Юго-Западного фронта насчитывали свыше миллиона штыков и сабель, 3497 орудий, 2196 бомбомётов, 6828 пулемётов и 228 аэропланов. На направлении главного удара русские части превосходили противника в пехоте в три, а в артиллерии – в два раза.

Одновременно с войсками генерала Гутора вспомогательные удары в направлении Вильно (Вильнюс) наносила 5-я армия (5 армейских корпусов и один конный; командующий генерал-лейтенант Ю. Н. Данилов) из состава Северного фронта. Части Данилова поддерживала 10-я армия (4 армейских корпуса; генерал от инфантерии Н. М. Киселевский) из состава Западного фронта.

В полосе предстоящего наступления русских армий под общим командованием принца Леопольда Баварского находились 1-я, 2-я, 4-я и 7-я австро-венгерские армии, а также германские армии – Южная и 9-я. Сообща эти силы насчитывали 298 600 штыков и сабель, 2695 орудий, 4022 пулемёта и 226 аэропланов.

Немецкому и австрийскому командованию были известны намерения русской стороны, но о сроках начала операции в Вене и Берлине доподлинно не знали. По той причине, прежде всего, были дополнительно усилены австро-венгерские армии, возглавляемые генерал-полковником Э. фон Бём-Эрмоли, а также немецкая Южная армия генерала пехоты Ф. фон Ботмера.

29 июня 1917 года артиллерия ЮЗФ начала массированный обстрел сопредельной территории. 1 июля с рубежа западнее населённых пунктов Звижень – Тарнополь в наступление перешли 11-я армия генерала от кавалерии И. Г. Эрдели (6 армейских корпусов и один конный). Затем вперёд двинулась 7-я армия генерал-лейтенанта Л. Н. Бельковича (5 армейских корпусов) – из района западнее Бучача.

Так началось июньское наступление русской армии. Название данной операции в российской историографии возникло в связи с тем, что наступление началось 16 июня по старому стилю. Также на июнь (по старому стилю) пришлись и основные успехи русской армии, а также максимальный накал боевых действий. Последняя масштабная наступательная операция русских войск во время Первой мировой войны в ряде источников именовалась «летнее наступление» и «наступление Керенского».

Главный удар был нанесён на стыке 2-й австро-венгерской армии и Южной германской. В ходе двухдневных боёв русские части (среди них была чехословацкая бригада из добровольцев и бывших пленных, перешедших на сторону Антанты) основательно разбили части противника.

Особенно большие потери понесли 25-й и 9-й австро-венгерские армейские корпуса, потерявшие только пленными 13 500 человек. Дальнейшее продвижение армий Бельковича и Эрдели было окончательно остановлено в районе Зборова к исходу 5 июля. Трофеями россиян за четыре дня боёв стали 19 849 пленных (из них 317 офицеров), 31 орудие и 33 пулемёта.

6 июля из района Станислава в наступление перешла 8-я армия (3 армейских корпуса) генерала от инфантерии Л. Г. Корнилова. Его войскам изначально было предписано Ставкой наносить вспомогательный удар на Рогатин. Однако Лавр Георгиевич решил ударить сразу на Галич. 8 июля части Корнилова, разгромив 26-й австро-венгерский корпус, заняли Калуш, захватив 7130 пленных и 48 орудий.

9 июля 8-я армия освободила Галич, взяв ещё 2000 пленных и 26 орудий. 13 июля 8-я армия вышла на рубеж Крапивник – правый берег реки Ломница. Таким образом, в ходе наступления корпуса генерала Корнилова прорвали фронт противника на протяжении 34 км, пленив 10 000 вражеских солдат и офицеров, а также захватив около 100 орудий.

Дальнейшие действия 8-й армии не поучили никакой поддержки со стороны Бельковича и Эрдели. Корнилову пришлось закрепиться на достигнутых рубежах. Немецкие и австро-венгерские войска получили необходимую передышку и возможность перебросить резервы к угрожающим участкам фронта. Всего Вена и Берлин изыскали возможность усилить армии фон Бём-Эрмоли и фон Ботмера тринадцатью свежими дивизиями.

Существенные потери Юго-Западного фронта – 38 722 человека убитыми, ранеными и пленными (1222 офицера и 37 500 нижних чинов) так и не были полностью восполнены. Кроме того, революционное брожение и разложение русских дивизий дошло до крайности. Многие части дезертировали в полном составе или отказывались идти в бой.

Всего с 30 июня по 15 июля армии Брусилова вывели из строя 45 000 вражеских солдат и офицеров, взяли в плен 36 643 германских и австро-венгерских военнослужащих (из них 835 офицеров). Трофеями частей ЮЗФ стали 121 орудие, 99 миномётов и бомбомётов, 403 пулемёта, 3 огнемёта и 2 аэроплана.

Обрадованное этими достижениями, Временное правительство требовало продолжать наступление в направлении Днестра, не выделив для этого дополнительных сил и средств. Брусилов указывал А. Ф. Керенскому на всю шаткость и опасность сложившейся ситуации. Однако глава Временного правительства при поддержке недальновидных штабистов настаивал на продолжении «победного шествия» по Галиции и Буковине.

В это же время германским верховным командованием был разработан ответный контрудар по правому флангу Юго-Западного фронта. Для этого была образована ударная группа – Злочевский корпус под командованием генерала пехоты А. фон Винклера (92 500 штыков и 2390 сабель, 1173 пулемета, 240 миномётов и 935 орудий). В Галицию прибыли кайзер Вильгельм II и генерал-фельдмаршал принц Леопольд Баварский – главнокомандующий германскими войсками на Восточном фронте.

19 июля противник бросил в контрнаступление 21 дивизию (из них 11 отборных немецких), применив повсеместно химическое оружие. В то время, когда войска ЮЗФ под напором противника пятились назад, с большим запозданием и чрезвычайной осторожностью 22 июля в наступление перешли Западного и Румынского фронтов. 23 июля к наступлению присоединились армии Северного фронта.

Главной ударной силой Западного фронта (главнокомандующий генерал-лейтенант А. И. Деникин) являлась 10-я армия (командующий генерал-лейтенант Н. М. Киселевский). Для предстоящего наступления выделялись самые боеспособные части, в которых насчитывалось 136 363 человек (125 094 штыков и 11 269 сабель), 1080 пушек и гаубиц, 647 бомбомётов, 134 миномёта, 1755 пулемётов. Этим внушительным силам противостоял 3-й резервный корпус (командир генерал от инфантерии А. фон Карловиц) из состава 10-й германской армии. В распоряжении фон Карловица имелось 45 000 солдат и офицеров, до 400 орудий, 364 миномёта и 2154 пулемёта.

19 июля артиллерия Западного фронта начала мощную артподготовку, которая длилась три дня. На отдельных участках вражеской обороны была практически полностью уничтожена первая линия обороны. 22 июля 10-я армия начала наступление, нанося главный удар из района Молодечно на Вильно. Однако из 14 дивизий, подготовленных для наступления, в атаку пошли лишь 7. Добившись незначительных продвижений на ряде направлений, русские ударные части остановились, поскольку в полках начались митинги и заседания революционных солдатских комитетов.

К величайшему стыду русского оружия лучшим подразделением Западного фронта оказался 1-й женский ударный батальон под командованием прапорщика Марии Бочкаревой. Российские женщины изрядно потрепали восточно-прусский ландверный полк, заставив его отступить. Попытка возобновить наступление на следующий день провалилась, потери составили еще около 1 500 человек. 26 июля наступление Западного фронта прекратилось.

За два дня боёв 10-я армия в общей сложности потеряла свыше 27 400 человек (1847 погибшими, 17 120 ранеными, 455 пленными, 8016 дезертировавшими и пропавшими без вести), вернувшись на исходные позиции. Кроме того, 10-я армия потеряла 77 орудий, 2 миномёта и 47 пулемётов. По немецким данным, германские войска потеряли 1256 человек убитыми, 4396 ранеными и 1735 пропавшими без вести.

На фото ниже запечатлены огневая подготовка и строевые занятия женских ударных батальонов смерти:

Ещё хуже дела сложились у 5-й армии Северного фронта. За два дня боёв в районе Якобштадта подразделения генерала Данилова не добились никаких успехов. После многочисленных митингов русские солдаты объявили о прекращении участия в дальнейших боях и вернулись на свои позиции.

Повсеместно приходилось с горечью констатировать факт полнейшего разложения российских вооруженных сил и окончательное падение её боеспособности. Так, атака германского батальона, состоявшего из трёх неполных пехотных рот, сразу же обратила в бегство сразу две русские стрелковые дивизии – 126-ю и 2-ю.

Очевидец тех событий – генерал Головин оставил подробное описание панического бегства кадровых частей российской армии. В ходе этого «драпа» солдаты расстреливали без всякого разбора всех попадавшихся на пути офицеров, грабили местных жителей, убивали их, насиловали женщин. После этой вакханалии тысячи дезертиров разбежались по округе, продолжая убийства, грабежи и мародёрство.

Потери 5-й армии Северного фронта в период с 21 по 23 июля составили 12 660 человек – 652 убитыми, 9673 ранеными и 2336 пропавшими без вести. В тоже время потери противника оказались в пятнадцать раз меньше – 835 солдат и офицеров (135 убитыми, 383 ранеными и 317 пропавшими без вести).

Части Румынского фронта так же не могли похвастать большими успехами. 2-я румынская армия генерала А. Авереско (2 корпуса), 4-я русская армия генерал-лейтенанта А. Ф. Рагозы (3 армейских корпуса) и 6-я русская армия генерала от инфантерии А. А. Цурикова (3 армейских корпуса и один конный) вышли на рубеж Браилов – Фокшаны – Измаил. В этих боях понесли ощутимые потери части 9-й немецкой армии (генерал от инфантерии Й. Эбен) и 3-й Болгарской (генерал Нерезов).

Однако в связи с падением Тарнополя и продолжавшимся безостановочным отступлением частей ЮЗФ, генералу Щербачёву пришлось остановить наступление своего фронта к исходу 27 июля. К тому войска Юго-Западного фронта оставили Галицию (в том числе города Галич и Калуш), откатившись к реке Збруч.

28 июля Временное правительство приняло решение восстановить деятельность военно-полевых судов и смертную казнь для военнослужащих. Ещё до этого официального распоряжения, чтобы пресечь паническое бегство в частях своей 8-й и соседней 11-й армии, Корнилов создал «батальоны смерти» – аналоги заградительных отрядов НКВД. Эти «батальоны смерти» пресекли панику и повальное бегство целых дивизий, вернув в строй более 30 000 человек. Были расстреляны за трусость более 400 военнослужащих.

31 июля немецкие и австро-венгерские армии возобновили наступление, форсировав Збруч, овладев Гусятином и потеснив правый фланг 8-й армии. В ходе контратаки 1 августа войска ЮЗФ возвратили Гусятин, выбив противника обратно за Збруч. Завершилось наступление русской армии 3 августа, когда неприятель захватил Черновцы.

Всего за десять дней контрнаступления частей Бём-Эрмоли и фон Ботмера войска Юго-Западного фронта были отброшены на исходные позиции. За это время урон российской стороны составил 58 329 человек (1968 офицеров и 56 361 нижних чинов) – 16 374 убитыми и ранеными, а также 41 995 пленными (в том числе 655 офицеров). Трофеями германской и австро-венгерской стороны стали 14 бронеавтомобилей, 2 бронепоезда, 257 орудий, 190 миномётов, 546 пулемётов, а также более 50 000 винтовок.

13 августа завершились бои на Румынском фронте. Потери российских и румынских войск оказались ещё более катастрофичными, чем у частей ЮЗФ – 153 222 солдат и офицеров (13 168 убитыми, 46 713 ранеными, 38 696 пропавшими без вести и дезертировавшими, а также 13 551 пленными). Согласно немецких и австро-венгерских донесений, в качестве трофеев были захвачены бронепоезд, 36 орудий, 16 миномётов, 138 пулемётов. Части Германии и Австро-Венгрии, сражавшиеся в Румынии, потеряли 73 880 человек (9399 убитыми, 37 050 ранеными, 20 659 пропавшими без вести, 6 773 пленными), а также 120 орудий, 19 миномётов и 83 пулемётов.

Все неудачи, заранее обреченного на провал наступления, Керенский свалил на генерала Брусилова. Лучший российский полководец был незаслуженно снят с поста Верховного главнокомандующего и заменён Корниловым. Керенскому импонировал тот факт, что командующий 8-й армией проявил себя жёстким и хладнокровным военачальником.

По данным российского историка А. Ю. Ермолова в ходе провального июньского наступления российские армии в общей сложности убитыми, ранеными, контужеными, умершими от ран, отравившимися газами, пропавшими без вести и дезертировавшими потеряли свыше 150 000 солдат и офицеров. По оценкам историка С. Г. Нелиповича общий урон Северного, Юго-Западного, Западного и Румынских фронтов в ходе «наступления Керенского» превысил 271 000 человек. Германия лишилась 47 000 солдат и офицеров, а Австро-Венгрия – более 65 000 человек.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!