Европа призывает к «реформам» в Сербии, а местные наблюдатели говорят, что за фальсификацией результатов выборов стоит государственный аппарат

Eβpoπa πpизыβaeτ к «peфopмaм» β Сep6ии, a мecτныe нa6λюдaτeλи гoβopяτ, чτo зa фaλbcификaциeй peзyλbτaτoβ βы6opoβ cτoиτ гocyдapcτβeнный aππapaτ

В декабре 2023 года в Сербии прошли парламентские и муниципальные выборы, и казалось, что впервые за десять лет у затравленной оппозиции страны появился шанс на значимую победу.

Но препятствий оказалось немало. Президент Александр Вучич, который занимал пост министра информации при югославском диктаторе Слободане Милошевиче, много лет укреплял свою власть в балканской стране.

Не было никаких сомнений в том, что его партия сохранит большинство мест в парламенте, но отдельные выборы в столице Сербии давали его оппонентам редкую возможность. После двух массовых убийств, которые потрясли страну в мае 2023 года, в Белграде прошла череда антиправительственных протестов. Предвыборные опросы показали, что у оппозиции, объединившейся в коалицию под названием «Сербия против насилия», были шансы получить контроль над городской администрацией Белграда.

Однако в день выборов что-то пошло не так. Когда жители города отправились голосовать, многие заметили нечто странное: на избирательные участки приходили люди, которые, казалось, понятия не имели, где они находятся.

Скоро стало ясно, что на выборы в город организованными группами привозили сербов из других регионов страны, а также из соседней Боснии и Герцеговины.

Многие решили, что людей привозили для того, чтобы правящая Сербская прогрессивная партия (Српска напредна странка, СНС) смогла сохранить контроль над Белградом. Когда в тот вечер объявили предварительные результаты голосования, СНС слегка опережала оппонентов. (Поскольку ни одна партия не получила абсолютного большинства голосов, выборы в администрацию Белграда, похоже, придется проводить повторно.)

За выборами последовали несколько недель горячих протестов, а значит, международное сообщество должно обратить на это внимание. Ведь Сербия более десяти лет вела переговоры о вступлении в крупнейший в мире демократический клуб — Европейский союз. Она также входит в Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), подразделение по правам человека которой возглавило международную группу по наблюдению за выборами.

Однако в большинстве западных стран в электоральных проблемах Сербии винят в основном низкий уровень технических возможностей. И американские дипломаты, и европейские лидеры заявили о «беспокойстве» по поводу «недостатков» избирательной практики в стране. По их словам, правительство должно «выполнить рекомендации наблюдателей» и «ускорить работу над реформами».

В последние годы такой подход стал привычным: президента Вучича косвенно критикуют, но оставляют ему достаточно пространства для маневра. Однако если внимательно изучить выводы самой известной независимой группы по наблюдению за выборами в Сербии, становится ясно, что проблема гораздо серьезнее, и «реформы» тут не помогут.

Авторы отчета, опубликованного на прошлой неделе Центром исследований, прозрачности и подотчетности (CRTA), пишут без прикрас: «Итоги выборов во многом стали результатом преимуществ, которые правящая партия незаконно получила при соучастии нескольких госучреждений, — говорится в отчете. — С того момента, как объявили выборы, в учреждениях все чаще безрассудно отпускали тормоза закона».

Demonstrators attempt to enter the town hall kkiqqqidrritvls

Фото: Imago / Alamy Stock PhotoНарушения на парламентских и муниципальных выборах в Белграде привели к протестам оппозиции, в ходе которых демонстранты пытались проникнуть в здание городской администрации

Объединив данные из утечек от правительственных инсайдеров, итоги наблюдения за выборами и результаты статистических исследований, CRTA смог составить наиболее полную картину того, что произошло в Белграде в день выборов.

Сотрудники Центра обнаружили, что более двадцати процентов избирательных участков города пострадали от «серьезных нарушений». По «очень скромным» оценкам экспертов, СНС получила как минимум 30 тысяч дополнительных голосов в столице. По мнению сотрудников Центра, эти нарушения не были техническими или эпизодическими. Они стали результатом многомесячных систематических усилий правящей партии, которая использовала правительственные органы, чтобы обеспечить себе победу на выборах.

Даниэль Бохслер, политолог из Центрально-Европейского университета, назвал это «новой эрой электоральных нарушений» в Сербии, которая уже не раз сталкивалась с обвинениями в нарушениях на выборах.

«Это не та страна, которая может добиться прогресса, чтобы вступить в ЕС», — сказал он.

«Нас сюда привезли»

В день выборов возмущенные жители Белграда разместили в соцсетях десятки фотографий и видео со свидетельствами того, как выборы буквально крадут у них на глазах.

Один мужчина записал свой разговор с пожилым водителем желтого школьного автобуса, припаркованного у избирательного участка. «Разве в воскресенье в школах есть занятия? — спрашивает он. — Что это такое? Людей организованно привозят голосовать? Да?»

«Закройте дверь», — огрызается водитель.

На другом видео женщина признается, что она из Боснии, но ее зарегистрировали на выборы в Белграде. «Нас сюда привезли и должны отвезти обратно, — говорит она. — Не знаю, что вам сказать. Я просто хочу собрать здесь всех этих людей, чтобы уже вернуться домой».

Вне зависимости от наличия энтузиазма все эти люди были частью какой-то масштабной схемы. Но как она работала? Кто ее организовал? И насколько она повлияла на ситуацию?

Для высокопоставленных иностранных чиновников, в том числе Верховного представителя ЕС по иностранным делам, европейского комиссара юстиции и посла США, основным источником данных о выборах в Сербии была наблюдательная миссия, организованная ОБСЕ.

Базирующееся в Варшаве Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) наблюдает за выборами уже несколько десятков лет. Группа из 361 человека, которую оно собрало для наблюдения за декабрьскими выборами в Сербии, на сегодняшний день является самой значимой международной миссией в стране. Отчет этой группы, опубликованный на следующий день после голосования под заголовком «Заявление о предварительных выводах и заключениях», лег в основу международных комментариев о том, что произошло в стране.

Главный вывод заключается в том, что выборы, «хоть и хорошо организованные с технической точки зрения», прошли в «несправедливых условиях» из-за «системных преимуществ правящей партии» и «решительного участия президента Вучича» (которого не было в бюллетене). В отчете также упоминаются «обвинения в организации и перевозке избирателей в автобусах для поддержки правящей партии» на муниципальных выборах в Белграде, а также «9 случаев покупки голосов и 5 случаев вброса бюллетеней».

Но это не дает ответа на главный вопрос, которым задаются в Белграде: как на выборы в городскую администрацию могли проникнуть посторонние?

Отчасти это связано с тем, что картина у БДИПЧ неполная. Несколько сотен наблюдателей миссии могли увидеть лишь небольшую часть из 8200 избирательных участков страны. Зачастую они проводили там не больше часа.

Еще важнее то, что миссия должна была наблюдать за общенациональными парламентскими выборами, а выборы в городскую администрацию Белграда были вне ее компетенции. На вопрос, почему так вышло, официальный пресс-секретарь БДИПЧ Катя Андруш ответила, что у организации ограниченные финансовые и человеческие ресурсы, и ей было важно сосредоточиться на основной цели.

Aleksandar Vučić in the Stark Belgrade Arena

Фото: Imago / Alamy Live NewsПрезидент Сербии Александр Вучич обратился к сторонникам на предвыборном митинге, который прошел на «Штарк Арене» в Белграде

«Полноценная система фальсификации»

К счастью, на выборах в Сербии были и свои наблюдатели. Главный из них — CRTA. Эта некоммерческая организация появилась в демократический период, последовавший за свержением Милошевича в 2000 году.

При финансовой поддержке нескольких иностранных правительств и фондов организация много лет боролась за укрепление гражданской культуры и активное участие граждан в политической жизни Сербии. В наблюдении за выборами 17 декабря приняли участие порядка 2500 аккредитованных наблюдателей. Это была самая масштабная миссия организации по наблюдению за выборами.

Директор CRTA Раша Недельков говорит быстро, у него усталый вид: столько всего нужно разоблачить, а времени и денег на это слишком мало.

«За две недели до выборов мы узнали, что происходит со списками избирателей, — сказал он. — Инсайдеры предоставили нам документы, которые подтвердили наши подозрения: что-то было не так. Так что мы хотели выступить в роли журналистов-расследователей».

Он рассказал, как они обнаружили организованную попытку правящей партии СНС сменить место жительства избирателей. Недельков сказал, что схему удалось провернуть из-за беспрецедентной ситуации: местные выборы проводились только в трети муниципалитетов страны. То есть сторонники правительства, которые не голосовали у себя дома, могли проголосовать там, где их голоса были необходимы.

«Речь идет о полноценной системе фальсификации внутри Министерства внутренних дел, которое занимается вопросами местожительства и гражданства, а также Министерства государственного и локального самоуправления, которое ведет реестр избирателей», — сказал Недельков.

По данным CRTA, подготовка началась за несколько недель до выборов. В одном случае, который расследовали и подтвердили сотрудники Центра, человек, живущий недалеко от Белграда, сообщил, что партийный комитет СНС попросил его пожилого родителя, сторонника президента Вучича, «явиться в отделение полиции с удостоверением личности».

Raša Nedeljkov

Фото: Марко РисовичДиректор CRTA Раша Недельков выступает в пресс-центре организации в день выборов

Там официальное место прописки родителя и еще примерно двух десятков человек, по их словам, сменили на соседнюю деревню, которая формально относится к Белграду. В обмен на участие в голосовании активист СНС пообещал каждому по 2000 динаров (18 долларов).

Как заметили многие жители Белграда, избирателей привозили и из-за рубежа, особенно из сербского региона соседней Боснии и Герцеговины.

Эксперты CRTA сравнили списки избирателей обеих стран и выявили более 1400 адресов в Белграде, где оказалось зарегистрировано необычное количество избирателей, которые, судя по всему, проживали в Боснии. Например, 129 боснийцев были зарегистрированы в недостроенном здании в рабочем районе Душановац.

По словам Неделькова, ничто не мешает людям, живущим в Боснии, принимать участие в выборах, если у них есть сербское гражданство: «Мы призываем их голосовать!» Но, по его словам, за городскую администрацию голосовать должны только те, кто живет в Белграде.

В день выборов наблюдатели CRTA следили за тем, как иностранных избирателей распределяют по всему городу. Согласно итоговому отчету организации, логистическим центром стал большой спорткомплекс, известный как Белградская Арена.

«Наблюдатели сообщили, что видели перед ареной частных охранников, множество автобусов и машин из Боснии и Герцеговины, а также группы людей, координировавших транспортировку избирателей, — говорится в отчете. — Согласно схеме, избирателей встречали, помогали им зарегистрироваться в спорткомплексе, затем направляли [их] на избирательные участки, предоставляя бесплатный проезд на арендованных партией автобусах, микроавтобусах, такси и частных автомобилях, а потом привозили их обратно».

По словам Неделькова, эта система — признак того, насколько изощренно режим подходит к задаче.

Еще в 90-е годы сторонники режима Милошевича «буквально приносили большие мешки с заранее заполненными бюллетенями и бросали их в урну. Сегодня все иначе. Речь идет о десяти-двадцати [голосах] здесь, десяти-двадцати там. И их набирается ровно столько, сколько нужно».

В общей сложности наблюдатели CRTA в день выборов обнаружили признаки «организованной миграции избирателей» на 71 избирательном участке Белграда — это 14 процентов участков, где велось наблюдение. Статистический анализ, проведенный после выборов, указал на аномалии в данных с тех же участков. Один из методов позволил оценить, сколько дополнительных голосов набрала правящая партия: как минимум 30 тысяч.

Недельков не комментирует эти данные, поскольку они опираются на самые скромные оценки, и их можно неверно истолковать.

«В какой-то момент, когда накапливается достаточно инструментов, чтобы с уверенностью сказать, что что-то пошло не так, самое профессиональное с нашей стороны — это отметить, что воля народа не была представлена, — сказал он. — Важнее всего то, что мы объединили данные о различных нарушениях и смогли выявить конкретные избирательные участки».

«Петля затягивается»

Выявив нарушения, CRTA подал череду жалоб в официальные органы — от антикоррупционного бюро до полиции и регулятора электронных СМИ. Но ни эти жалобы, ни официальные заявления представителей оппозиции, ни протесты десятков тысяч возмущенных граждан не помогли оспорить результаты выборов.

Высокопоставленные чиновники признали, что в голосовании участвовали сербы из-за границы, но, по их словам, только в соответствии с законом. Президент Вучич назвал выборы «самыми чистыми и честными» в истории Сербии. Премьер-министр заявил, что сообщения о нарушениях носят эпизодический характер. А в государственных СМИ ответственность за протесты возложили на иностранных организаторов.

CRTA тоже подвергается постоянным нападкам: высокопоставленные члены СНС говорят, что Центр представляет иностранные интересы, публично раскрывают персональные данные его сотрудников и призывают арестовать их.

Партия СНС и администрация президента Вучича не ответили на запросы о комментариях.

В беседе с OCCRP Недельков несколько раз подчеркнул, что организованная транспортировка избирателей — это лишь верхушка айсберга.

«Мы говорим о злокачественной опухоли, которую обнаружили лишь в этом году, но она росла и мутировала в течение многих лет», — сказал он.

Он отметил проблемы, которые годами подрывали честные выборы в стране: повсеместное запугивание избирателей, использование госфинансирования, чтобы убедить людей голосовать за правящую партию, давление на работников госсектора и подчинение СМИ властям.

Недельков беспокоится, что данные о плачевном состоянии демократии в Сербии не доходят до международных наблюдателей.

«Мы пытаемся доказать международному сообществу, что Сербия скатывается к автократии, диктатуре. А они говорят: “Да ладно, вы же не Беларусь и не Турция. У вас есть выборы. Вы можете попасть в парламент”».

«Они правы, я все еще могу говорить, сидя в теплом доме, — продолжил он. — Но мы видим, что петля затягивается. Из месяца в месяц, из года в год каждые выборы проходят хуже предыдущих».

Срджан Миливоевич, депутат Народной скупщины от Демократической партии, который когда-то сыграл важную роль в восстании против Милошевича, говорит, что нынешний кризис напоминает ему о той эпохе. «Я спросил [посла США] Кристофера Хилла: если бы это происходило в Америке, это было бы нормально?

Он ответил, что нет», — смеется Миливоевич.

Raša Nedeljkov

Фото: Imago / Alamy Stock PhotoДепутат от Демократической партии Срджан Миливоевич (в центре) дает интервью журналистам перед зданием Государственной избирательной комиссии Сербии. 27 декабря 2023 года

Хилла в числе прочих критиковали за реакцию, которая не соответствовала моменту. Оппоненты Вучича резко осудили его видеообращение после выборов, в котором он сказал, что «искренне надеется» на продолжение сотрудничества с сербскими властями, и призвал их «работать с ОБСЕ, работать с международными наблюдателями», чтобы устранить «недостатки» в электоральном процессе.

И не только его высказывания подразумевали, что сербское правительство и международные наблюдатели за выборами смотрят в одном направлении.

Изначально в ЕС «с тревогой пришли к выводу, что избирательный процесс [в Сербии] требует значительных доработок и дальнейших реформ».

И даже когда выборы вынесли на обсуждение в Европарламенте, некоторые комментаторы высказывались слишком мягко, словно призывая своенравного друга взять себя в руки. «Мы ожидаем, что все заслуживающие доверия сообщения о нарушениях [будут] транспарентно отслеживаться компетентными национальными органами», — заявил комиссар юстиции ЕС Дидье Рейндерс в приветственной речи.

Представители чиновников ЕС не ответили на запросы о комментариях. Представительница Госдепартамента США указала журналистам на то, что чиновники Госдепартамента дали «полные и всесторонние» комментарии касательно ситуации. В каждом из брифингов, на которые она ссылалась, чиновники признавали проблемы с выборами в Сербии и говорили о совместной «работе с правительством Сербии» с целью их решения.

Но некоторые выступили и с более жесткими требованиями. Европарламент ранее в этом месяце принял резолюцию, призывающую «уважаемых международных юридических экспертов и учреждения» расследовать нарушения на выборах. Отдельная группа высокопоставленных европейских политиков призвала ЕС провести расследование. А в МИДе Германии сказали, что такой подход к выборам «неприемлем для страны со статусом кандидата в члены ЕС».

Но мало кто осознает то, что некоторые считают самым логичным выводом: правительство Вучича больше заинтересовано в том, чтобы остаться у власти, чем в присоединении к какой-либо группе государств.

«Правительство Сербии не стремится вступить в ЕС, — говорит профессор Бохслер. — Им на руку сложившаяся неопределенная ситуация, в которой они могут получать какую-то поддержку от ЕС — финансовую и не только. Они не хотят проводить необходимые реформы, ведь это будет значить, что им придется начать привлекать к суду самих себя».

occrp.org