О прибалтийской "демократии", растоптанной Сталиным: переворот Улманиса

15 мая 1934 года премьер-министр Латвии Карлис Улманис организовал военный переворот и установил в стране фашистскую диктатуру, продержавшуюся более шести лет – до самого присоединения Латвии к СССР

Сын зажиточных курляндских крестьян Карлис Улманис с самой молодости хотел заработать много денег. Позже он понял, что самый надёжный способ это сделать – получить власть, и стал сначала премьер-министром независимой Латвии, а позже и диктатором этой страны.

Будущий "отец латвийской нации" в политику пришёл не сразу. По завершении школы и реального училища в Российской империи, в 1897 году он окончил курсы молочного хозяйства в Восточной Пруссии. На долгие годы именно работа в молочной отрасли позволила Карлису, что называется, как сыру в масле кататься.

В 1902-м сам организовал такие курсы в родном уезде, а потом и в Риге, после чего махнул в Швейцарию. Недоучившись там в техникуме, вернулся в Курляндию, в следующем году поступил в Сельхозинститут в Лейпциге, а в 1904-м, опять недоучившись, вернулся "проповедовать" теорию молочного хозяйства на родине.

В ноябре 1905 года за публикацию в журнале Lauksaimnieks антироссийской статьи Улманис был арестован, но вскоре его выпустили из тюрьмы. Пока продолжалось расследование, "молочник" эмигрировал в Германию (1906), но в 1907-м опять вернулся на родину. И опять ненадолго.

Одолжив деньги на поездку в США у Каугурского сельхозобщества (ссуда давалась под обещание издать книгу о сливках и твороге), Улманис уехал в США. Там он сначала работал на молочной ферме, а зимой 1908 года поступил на курсы сельского хозяйства в Линкольнский индустриальный колледж, получив в мае 1909 года диплом помощника агронома.

Далее Улманис стал управляющим молочного хозяйства в Линкольне, а в 1911 году купил свой молочный завод в Техасе. Для этого он одолжил 1 500 долларов, но через пару лет предприятие обанкротилось. Воспользовавшись амнистией, банкрот возвращается на родину, хотя это больше походит на бегство от кредиторов.

В 1913 году Улманис – агроном в Балтийском сельскохозяйственном обществе, а в 1914-1916 годах – редактор журнала Zeme в Риге. После Февральской революции Карлис Улманис получил свою первую должность во власти – его назначили заместителем комиссара Временного правительства в Лифляндской губернии. Одновременно Улманис стал одним из лидеров "Латышского Крестьянского союза".

В ноябре 1918-го Улманис вошёл в состав созданного немецкими оккупационными властями Народного совета Латвии, который 18 ноября 1918 года провозгласил независимости Латвийской республики. Улманис стал первым премьер-министром Временного правительства Латвии, позже он занимал пост премьера Латвии четыре раза. Побывал Улманис и военным министром, и министром иностранных дел, и министром сельского хозяйства.

Вернувшись в премьерское кресло в марте 1934 года, Улманис начал готовить военный переворот и превращение страны в диктатуру. Само по себе для Центральной и Восточной Европы это было не в новинку. В частности, в марте 1934 года организовал путч в Эстонии Константин Пятс, а ещё в 1926-м совершил переворот в Литве Антанас Сметона, а также захватил власть в Польше Юзеф Пилсудский.

Стимулировало потребность в "сильной руке" и германо-польское соглашение о "ненападении и взаимопонимании" от 26 января 1934 года, известное как "пакт Гитлера-Пилсудского". Его заключение вызвало в латвийском обществе опасения по поводу возможных совместных действий Берлина и Варшавы против Латвии (в то время существовал участок польско-латвийской границы).

Общественной опорой Улманиса был "Латышский Крестьянский союз". Во-первых, это была крупнейшая политическая партия Латвии (почти 39 000 членов), представители которой регулярно получали посты в правительстве. Во-вторых, под её контролем в значительной степени находилась военизированная организация айзсаргов. А заняв пост премьер-министра Латвии, Улманис получил в своё распоряжение также армию и полицию. Путь к единоличной власти был открыт.

15 мая 1934 года в 17 часов 5 минут началось заседание Сейма Латвии, которое завершилось в 19.52. Незадолго перед этим заседание покинул премьер Улманис. Депутаты потихоньку расходились, даже не подозревая, что произойдет в ближайшие часы.

В 19:00 была объявлена тревога в 5-м Рижском полку айзсаргов. Одновременно военный министр Янис Балодис, который всего лишь за несколько дней до этого после долгих раздумий дал согласие на участие в перевороте, особым распоряжением подчинил все гарнизоны страны начальнику Рижского гарнизона Кришьяну Беркису. Это сделало невозможным противодействие со стороны вооружённых сил Латвии или их командующего Мартиньша Пеникиса.

В 23 часа организаторы переворота собрались в квартире Карлиса Улманиса в здании Министерства иностранных дел Латвии. Здесь премьер ознакомил их с подготовленным распоряжением о введении военного положения.

В это же время армейские части оставили казармы и совместно с айзсаргами взяли под охрану стратегически и политически важные объекты в столице – учреждения управления и связи, здание Сейма, штаб-квартиру социал-демократов и др. Одновременно полиция начала аресты социал-демократов, отдельных руководителей партии мелких землевладельцев, представителей некоторых других политических группировок.

Сопротивления никто не оказывал, и к двум часам ночи 16 мая 1934 года стало ясно, что переворот удался. Карлис Улманис прибыл в Рижский замок к президенту Латвии Алберту Квиесису и поставил его перед свершившимся фактом.

В Латвии были распущены все политические партии, упразднен Сейм, частично ликвидированы самоуправления, "приостановлено" действие Конституции, закрыты многие печатные издания, запрещены собрания и демонстрации. Были арестованы более 2 000 человек, часть из которых была направлена в специально созданный концлагерь в Лиепае.

В июньском номере журнала "Айзсаргс" наряду с обильным славословием в адрес Карлиса Улманиса была предпринята попытка обосновать необходимость "вождизма" в Латвии со ссылкой на итальянский фашистский опыт. Статью, в которой прославлялся режим Бенито Муссолини, украшал заголовок: "Вождь народа и значение вождизма. В особенности небольшим народам необходимы могучие и отважные вожди".

Следует отметить, что и сам Улманис после переворота 15 мая часто ссылался на Муссолини и фашистский режим, усматривая в нём образец для подражания в делах управления государством, в социальной политике и формировании образа сильного правителя – "вадониса" (вождя). Для Улманиса также была притягательной нацистская доктрина, особенно изгнание евреев и прочих "инородцев".

С мая 1934 года на основе заимствований у германских нацистов и ксенофобии местного происхождения началась реализация плана построения "латышской Латвии", в которой этнические меньшинства должны были "знать своё место". Его идейную основу составлял коктейль из звонких лозунгов о "латышском хозяине", элементов корпоративистских идей, антисемитских и русофобских настроений, а также опасений немецко-балтийского засилья.

В 1936 году, после завершения срока полномочий давно уже номинального президента Квиесиса, Улманис сосредоточил в своих руках всю полноту власти и ключевые посты в государстве – президента и премьер-министра.

Свои обещания вернуть политическую жизнь страны в конституционное русло – как только "ситуация стабилизируется" – он не сдержал: за шесть лет "национальной диктатуры" новая редакция упраздненной Конституции так и не была выработана. Продлевавшееся каждые полгода военное положение в 1938 году трансформировалось в чрезвычайное положение.

В это время Карлис Улманис стал одним из самых богатых людей Латвии. После государственного переворота на его счета поступали очень крупные пожертвования, отмечает историк Айвар Странга в книге "Хозяйственная политика авторитарного режима Карлиса Улманиса". В 1937 году на 60-летие Банк Латвии подарил "вождю" 500 тысяч латов (20 тысяч фунтов стерлингов). При этом, будучи богачом, сам Улманис недолюбливал людей, сколотивших состояние.

Улманис попытался "монетизировать" свой диктаторский статус и в международных отношениях. С 1938 года Латвия, которая до того придерживалась связей с Францией и Великобританией (даже латвийская валюта чеканилась в Лондоне), стала всё больше сближаться с нацистской Германией. Третий Рейх обещал "защиту от большевиков" и поставки современного германского вооружения.

7 июня 1939 года в Берлине в торжественной обстановке главы МИД Германии и Латвии Иоахим фон Риббентроп и Вильгельм Мунтерс подписали пакт о ненападении на 10 лет, с автоматическим продлением ещё на 10 лет. Помимо обязательств сторон не воевать и не использовать силу в двусторонних отношениях, Рига отказывалась от каких-либо англо-франко-советских гарантий безопасности.

Но уже 23 августа 1939-го в секретном протоколе к советско-немецкому пакту о ненападении Риббентроп признал Латвию, как и Литву с Эстонией, зоной советских интересов. 5 октября был подписан договор о взаимопомощи сроком на 10 лет, предусматривавший базирование 25 тысяч советских военных на территории Латвии. Это было сопоставимо с общей численностью латвийской армии.

В ноябре 1939-го, когда части Красной армии уже были размещены в Латвии, Карлис Улманис заявил, что "недавно заключённый договор о взаимной помощи с Советским Союзом укрепляет безопасность наших и его границ". В ходе развернувшейся советско-финляндской войны (ноябрь 1939 – март 1940) официальная Рига воздержалась при голосовании об исключении СССР из Лиги Наций.

Поначалу СССР не вмешивался во внутреннюю политику Латвии, но 16 июня 1940 Рига, как и Вильнюс с Таллинном, получила советский ультиматум с требованием формирования новых просоветских правительств и размещения дополнительных контингентов в Латвии, Литве и Эстонии. Ультиматум был принят Ригой, латвийский МИД лишь попросил отложить на 10 часов назначенный на утро 17 июня 1940 гожа ввод частей Красной армии, – дабы советским войскам на дорогах не помешали жители, разъезжающиеся из Даугавпилса по окончании Латгальского праздника песни.

Когда начался ввод дополнительных советских войск в Латвию, Карлис Улманис выступил с обращением по радио, заявив: "оставайтесь на своих местах, а я остаюсь на своём". Хотя его диктатура прекратила существование, он формально продолжал оставаться на посту президента Латвии и сотрудничал с новым просоветским правительством страны, состав которого утвердил.

Карлис Улманис оставался президентом Латвии вплоть до выборов в Народный Сейм Латвии 15- 16 июля 1940 года. Улманис признал результаты выборов, 21 июля 1940-го сложил полномочия президента и передал власть главе правительства Августу Кирхенштейну, после чего попросил у Сталина пожизненную пенсию.

Однако на следующий день был через Москву отправлен в Ставрополь (тогда Ворошиловск), где находился под домашним арестом в специально подготовленном особняке. 4 июля 1941 года Улманис был арестован "за контрреволюционную деятельность против международного коммунистического движения", позже вывезен в Крановодск (Туркмения), где и умер в тюрьме 20 сентября 1942 года. О судьбе его состояния официально не сообщалось.

Олег Хавич