Из хроники репрессий: 30–31 октября

Убиты в окрестностях Верхотурья иноки здешнего Николаевского мужского монастыря: 36-летий Иакинф и 54-летний Каллист. Тела убитых были брошены в болото недалеко от места расстрела.

[Коняев Н. М. Русский хронограф. От Николая II до И. В. Сталина. 1894–1953 / Н. М. Коняев — «Центрполиграф», 2014]

ЦИК СССР принял «Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик», в соответствии с которыми строилось все последующее советское уголовное законодательство вплоть до конца 1958 года.

«Основные начала» различали две категории преступлений: а) направленные против основ советского строя и поэтому признавались наиболее опасными; б) все остальные преступления.

За первые преступления в законе определялся предел, ниже которого суд не мог назначить меру наказания, по всем остальным преступлениям в законе определялся лишь высший предел.

[Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик. Утверждены Постановлением Президиума ЦИК СССР от 31 октября 1924 года (СЗ 1924, N 24, ст. 204) // Интернет архив законодательства СССР]

Вышло постановление ВЦИК и СНК РСФСР, подчеркивающее необходимость усиления роли НКЮ, НКВД и местных Советов в организации принудительных работ.

В соответствии с особым цир30 октября 1929 куляром наркомата юстиции осужденные, получившие срок наказания в виде лишения свободы на срок более 3-х лет, отправлялись не в колонии, как это практиковалось ранее, а в концлагеря ОГПУ. Это было связано с общим переходом пенитенциарной системы на хозрасчет и самоокупаемость, которые могли быть достигнуты только за счет беспощадной эксплуатации бесплатной рабочей силы.

[Базаров А. Ук. соч. Кн. 1. С.109.]

◼ В Москве расстрелян И.П. Павлуновский (1888–1937), один из руководителей госбезопасности, государственный и партийный деятель.

С февраля 1920 по январь 1926 – полпред ВЧК–ГПУ–ОГПУ по Сибири , член Сиббюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) и Сибревкома, с 1922 – уполномоченный НКПС по Сибири. С ноября 1924 – начальник ОО ОГПУ Сибирского военного округа.

[Петров Н.В, Скоркин К.В. Кто руководил НК ВД.1934–1941: Справочник . М., 1999; Сибирская энциклопедия. Новосибирск. 2009. Т-2.С.571; РГАСПИ Ф. 558. Оп. 11. Д. 1120. Л. 82.]

◼ В Красноярске расстрелян Николай Мартемьянович Буда (1886–1937), партийный и советский работник.

В 1925–1926 работал в Томске в качестве начальника административного отдела Томского окружного исполкома.

Он родился в селе Троицко-Заводском Тасеевской волости Канского уезда Енисейской губернии в семье служащего солеваренного завода. Окончил сельскую школу и 4 класса в Красноярской гимназии, но затем был вынужден оставить учебу и пойти рабочим на золотые прииски. Отслужив положенный срок в Русской армии (в лейб-гвардейском Семеновском полку в Петербурге), вернулся на прииски Южно-Енисейской тайги. Впоследствии в анкетах в графе «основная профессия» он писал «драгер» – наиболее ответственная и сложная работа на прииске с драгой — золотодобывающей машиной.

В годы Первой мировой войны Буда в чине унтер-офицера сражался на германском фронте. За храбрость награжден Георгиевским крестом. После ранения в конце 1916 приехал домой в Канский уезд. Здесь его и застали революционные события 1917. В октябре 1917 он вступил в РСДРП(б) и по заданию партийной организации работал в аппарате Канского уездного ревкома. После падения первой советской власти летом 1918 — перешел на нелегальное положение и стал одним из организаторов повстанческо-партизанского движения на севере Енисейской губернии вместе с будущим наркомом земледелия В.Г. Яковенко. Во второй половине 1919 командовал так называемым Северо-Канским партизанским фронтом. Его бойцы освободили от колчаковцев обширную территорию, на которой была восстановлена советская власть. Впоследствии за умелое руководство партизанским движением Б. был награжден орденом Красного Знамени. Он стал также прототипом партизанского командира Мотыгина в романе «Два мира» известного сибирского писателя В.Я. Зазубрина.

После объединения с Красной Армией Николай Мартемьянович служил комиссаром дивизиона 30-й стрелковой дивизии 5-й армии, командовал конным и стрелковым полками, участвовал в штурме Чонгарских укреплений. Окончил курсы высшего комсостава. Перед демобилизацией из армии в 1922 командовал полком, охранявшим Сибирскую железную дорогу.

В июне 1924 был назначен на должность начальника административного отдела Енисейского губисполкома. Одновременно являлся начальником губернской милиции. После образования Сибирского края Буда был переведен в Томск на должность начальника окружного административного отдела, став первым руководителем Томского административного отдела после упразднения Томской губернии и создания системы округов в рамках вновь образованного Сибирского края. Начинал он на этом посту с решения организационных и кадровых вопросов. При его непосредственном участии в составе окружного отдела были сформированы соответствующие подотделы, отделения и другие необходимые структуры. В октябре 1925 появилась первая распорядительная документация окружного административного отдела, а 1 ноября 1925 вышел приказ N 1 за подписью Буды. Задачи, которые приходилось решать начальнику административного отдела и его подчиненным, были весьма разнообразны — от наблюдения за правильным исполнением декретов и распоряжений правительства до надзора за деятельностью общественных и религиозных организаций. Но по-прежнему важнейшей осталась функция охраны общественного порядка. Впрочем, за время его работы в Томске в этой сфере не произошло сколько-нибудь существенных изменений.

В конце 1926 был отозван сибирским краевым органом из Томска. Трудился в Енисейске, Омске. С 30-х жил в г. Красноярске. Какое-то время был директором Красноярского лесотехнического института, зоотехником-птицеводом КрайЗУ. В 1937 — работал заведующим приемной по жалобам Красноярского крайисполкома, член Президиума крайисполкома.

Арестован 14 апреля 1937 дома сотрудниками НКВД во главе с Валаевым. Предъявлено обвинение по ст. 58-2, 58-8, 58-9, 58-11 УК РСФСР. Под пытками дал признательные показания.

Приговорен 30 октября 1937 ВС ВК ВС СССР к ВМН. Расстрелян в тот же день в Красноярске. Реабилитирован в апреле 1956.

Арх. № П-4946.

Жена, Буда Агриппина Анемподистовна (1902), арестована 2 декабря. По обвинению в контрреволюционной деятельности и недоносительстве осуждена на 5 лет ссылки.

Источники и литература:

Биографические сведения о Н.М. Буде приводятся главным образом по следующим источникам:

В этот день в Томске было арестовано 64 человека. Назовем лишь 2 имени.

◼ Лев Александрович Вишневский (1887–1938), Профессор кафедры внешней баллистики Томского госуниверситета, первый директор НИИ математики и механики при ТГУ.

Обвинялся как участник кадетско-монархической повстанческой организации. Умер в тюрьме города Новосибирска 9 октября 1938 года, до окончания следствия.

Его уголовное дело было прекращено в июне 1954 года «за недоказанностью состава преступления». В июне 1989 — реабилитирован «за отсутствием события преступления».

Здесь перечислена лишь малая часть информации о Вишневском. Очень рекомендую прочесть отдельную статью о нем:

◼ Евгений Михайлович Жудро (1900) — доктор медицинских наук, профессор, директор Западно-Сибирского Краевого института физических методов лечения.

Уроженец Муромского уезда Владимирской губернии, имел высшее образование, доктор медицинских наук, профессор, член ВКП(б). С 1933 года работал в Томске директором института физических методов лечения.

Перед арестом был исключен из членов ВКП(б), арестован 31 октября 1937. Обвинялся следователями в членстве контрреволюционной троцкистской организации. В результате пыток потерял зрение и вскоре из-под стражи был освобожден.

После освобождения жил в Новосибирске, несмотря на полную слепоту, в течение двадцати трех лет, с 1944 по 1966, занимал пост директора Новосибирской фельдшерско-акушерской школы (ФАШ), позднее преобразованной в медицинское училище, и Медицинский колледж.

[Архив музея; БД «Жертвы политического террора в СССР»; Общая судьба. Новосибирск. BezFormata.Com]

За один день были расстреляны 69 человек - жителей Томска и области. Назовем только 5 имен...

◼ Борис Александрович Воронецкий (1879–1937), экономист-плановик Томлеса.

Уроженец Санкт-Петербурга, окончил артиллерийское училище, подполковник царской армии, служил в Красной армии. Жил в Москве, работал начальником импортного отдела Наркомвнешторга СССР.

Арестован весной 1930 года. Коллегией ОГПУ в 1931 году осужден за «контрреволюционную деятельность» на 3 года ссылки в Томск. В Томске работал экономистом-плановиком Томлеса, заведовал снабжением Тимирязевской узкоколейной железной дороги.

Арестован 9 октября 1937 года по делу «Союза спасения России». Тройкой УНКВД Новосибирской области 23 октября 1937 приговорен к ВМН.

Расстрелян 31 октября 1937 в Томске. Реабилитирован в июле 1978.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области; Ленинградский мартиролог — т. 6]

◼ Дмитрий Иванович Белый (1892–1937), доцент социально-экономических наук Томского мукомольно-элеваторного института. Арестован 13 октября по делу «Союза спасения России», приговор вынесен 23 октября.

Расстрелян 31 октября 1937 в Томске. Реабилитирован в июле 1960.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области]

◼ Николай Иванович Кузьмичев (1902–1937), родился в Красноярске, получил начальное, ранее состоял в ВКП(б). Служил комиссаром 232 стрелкового полка 78 стрелковой дивизии.

Арестован 11 сентября 1937, обвинен в участии в контрреволюционной военно-троцкистской организации, приговор вынесен 31 октября.

Расстрелян в день вынесения приговора в Томске. Реабилитирован в сентябре 1957.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской обл.; БД Красноярского общества «Мемориал»]

◼ Николай Маркович Мартынюк (1899–1937), военнослужащий, капитан РККА. Родился в деревне Полтавской Одесской области. Арестован 18 августа 1937, обвинен в участии в троцкистской фашистско-террористической организации, приговор вынесен 31 октября.

Расстрелян в день вынесения приговора в Томске. Реабилитирован в июне 1959.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области]

◼ Николай Михайлович Хватцев (1916–1937), уроженец Петрограда, сын классика отечественной логопедии М.Е. Хватцева, преподаватель математики и немецкого языка.

В 1935 решением Особого Совещания при НКВД СССР был выслан из Ленинграда в Томск, сроком на 3 года. В Томске давал частные уроки по математике и немецкому языку.

Вновь арестован 5 сентября 1937 года и этапирован в Новосибирск. Приговорен к расстрелу Выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР в Новосибирске 31 октября 1937 как «член контрреволюционной троцкистской диверсионно-террористической организации». Расстрелян в Новосибирске в тот же день.

Реабилитирован в марте 1958.

[БД «Жертвы политического террора в СССР»; Книга памяти Томской области; Ленинградский мартиролог — т. 6]

Расстрелян в Томске Сигизмунд Адамович Дытля (1906–1938), заместитель по учебно-воспитательной работе управляющего детской колонией для малолетних преступников «Чекист».

Родился 1906 году в деревне Реженка Семилужской волости Томского уезда в семье латышского крестьянина католика Дытля Адама Петрова и его жены Розалии Адамовой, приехавших в начале ХХ века в Сибирь на жительство из деревни Платачи Витебской губернии, и осевших на жительство на переселенческом участке «Режец» Семилужской волости. В семье было пятеро детей: Александр, Александрина, Ева и родившиеся в Сибири Адам и Сигизмунд.

Получил среднее образование. Работал в Томске заместителем по учебно-воспитательной работе управляющего детской колонией для малолетних преступников «Чекист».

Арестован 5 июля, обвинен в участии в контрреволюционной националистической латышской организации. Приговорен к ВМН 23 октября.

Расстрелян 31 октября 1938. Реабилитирован в декабре 1958.

Его старший брат Адам Адамович Дытля был расстрелян 28 мая 1938.

Несколько месяцами ранее, 20 сентября 1937 расстрелян их дядя, Дытля Алексей Андреевич, 1885 г.р., проживавший в их родной деревне Реженка и работавший в колхозе «Трактор». Его приписали к к-р организации «Союз спасения России».

Все реабилитированы, но в разные годы: последовательно в 1957, 1958 и 1961 годах.

Полную информацию о людях, названных в этой публикации, вы сможете посмотреть в их личных карточках Томского мартиролога.

Музей располагает электронной базой данных более чем на 200 тысяч человек, прошедших за годы советской власти на территории Томской области через горнило «чрезвычаек» и «троек», раскулачиваний и массовых депортаций народов.