Как живут "миллионеры" из степи в Казахстане, когда до села - райцентра полдня трястись в "буханке"

Мы уже несколько часов петляли по бесконечным степным дорожкам спускаясь с мелового плато Актолагай к реке Эмба.

Впереди маячили барханы песков Тогалай и где-то там должно было находится по карте маленькое село Миялы с мостом через грязные бурные воды Эмбы.

Безжизненная степь начала оживать, появились летники и зимники, где на свободном выпасе появились лошади и верблюды, а дорога по пескам внезапно стала накатанной.

На небе сгущались тучи и мы спешили до заката попасть в село, очень хотелось купить у казахов свежий лаваш и шубат - вкуснейший и очень полезный кисломолочный напиток из верблюжьего молока.

Неожиданно мобильный телефон поймал сигнал сети и посыпались смски за несколько дней нахождения "вне зоны доступа". Да тут цивилизация, хотя мобильный интернет работать напрочь отказывался.

Миялы оказались обычным степным селом-аулом, коих немало на просторах Казахстана. Ему "повезло" оказаться на самой границе Актобинской и Атырауской областей и добираться отсюда до цивилизации и привычных дорог занимает минимум полдня.

До райцентра села Карауылкельды без малого 200 км по степным пыльным дорогам из песка, глины через солончаки, которая в дождь превращается в непролазную грязь и солёное болото. А до областного центра Актобе потом еще двести по разбитому асфальту еще советских времён. Целая экспедиция, чтобы съездить в райцентр.

Этакая казахская глушь посреди центральной азии. На улицах села немноголюдно и немудрено. В мае из-за Эмбы все живое буквально выгрызает мелкая и противная мошка. Облепляет и грызет открытые участки кожи, незаметно и почти не больно. На местах укуса на следующий день уже образуются здоровенные волдыри. Чудесное место для жизни.

Увидев на улице мужичка, остановились и спросили, у кого можно купить шубата. Он на хорошем русском языке махнул рукой и позвал за собой. Пока шли по улице обратил внимание на местных женщин, которые возвращались домой. Удивительно, но казашки были одеты совершенно не по "сельски" - в туфли, светлые блузки и платья.

Прошли к одному дому, в который он деловито зашёл и спросил у хозяйки что-то на казахском, потом махнул рукой и мы пошли к следующему двору, минуя аляповатые постройки и покосившиеся заборчики.

Село оказалось большим, около 150 домов и круглый год живет здесь более полутысячи человек. Есть школа и амбулатория, администрация поселка.

В советское время в Миялы был большой и богатый колхоз, занимались разведением верблюдов и коров. После развала СССР всё изменилось. Сначала было очень трудно выживать, но постепенно местные жители освоились и стали "фермерами".

В селе много детей - более сотни. Все в основном занимаются животноводством, держат верблюдов, лошадей, коров и баранов.

Верблюды дают молоко, из молока делают шубат и продают в райцентр. Цена на шубат везде в западном Казахстане одинаковая - тысяча тенге за литр (около 150 рублей по курсу 1 к 6).

Ещё верблюды - это мясо, я не пробовал, но говорят на вкус ничего. Из горба делают жир, а из шерсти вяжут носки и делают одеяла.

Еще торгуют верблюдами с лошадьми. Взрослый верблюд стоит около миллиона тенге, у многих в хозяйстве десяток и больше верблюдов.

Казахи нам показали сарай, где они держат десяток маленьких верблюдов, а взрослые на улице в специальном загоне. По местным меркам это целое состояние и тянет на 3-4 млн. рублей. Купив пару литров шубата мы ещё поговорили про жизнь в этих местах.

Про лошадей - их выращивают для мяса, молока и на продажу. Конина (мясо лошадей) не дешевое удовольствие и стоит сейчас от 3000-3500 тенге (600 рублей) за килограмм. Есть еще лошадиное молоко, которое, называется кумыс. Но его в этот раз ни у кого не было, стоит столько же как и шубат - тысячу тенге за литр.

На продажу лошадь стоит примерно как верблюд, если не особой породы - около миллиона тенге, но есть и особые породы для продажи за границу, там цена может доходить до миллионов рублей.

Ну и бараны, один барашек стоит около 50 000-60 000 тенге (10-12 тысяч рублей). У одной семьи стадо баранов может достигать сотни баранов. Вот и считайте сами.

В домах нет особой роскоши и всё предельно просто и даже я бы сказал, что аскетично. Дома без изысков, но есть ковры и современная мебель. Ну и техника, без неё никуда - у некоторых современные пикапы, кто победнее у того УАЗы.

Интернета в посёлке нет даже спутникового и это интересный факт. Только голосовая мобильная связь, которая появилась здесь лет пять назад.

Скорая помощь сюда тоже особенно не добирается, особенно в распутицу и зимой, рассчитывают на свои силы. Да и как тут добраться, если 200 км по степи будете трястись 5-6 часов в одну сторону?

Зато есть муляж "жол полициясы" на выезде из поселка в сторону райцентра и даже светящаяся стелла с названием села. Летом здесь жарища и пыль повсюду. Из села видны здоровенные барханы, которые постепенно подбираются к домам.

Но удивило другое - нет безнадеги в глазах людей и нет какого-то острого желания покинуть эти места. Дети после окончания школы уезжают учиться в крупные города и некоторые возвращаются назад продолжать семейное дело уже получив профессию и специальность.

Они здесь живут столетиями и здесь их дом. Точно такую же картину я наблюдаю у нас на Крайнем Севере, в национальных посёлках, где живут ненцы, долгане,чукчи и якуты.

А мы разузнали про дорогу в сторону трассы Атырау - Бейнау и огорчились. Это тоже направление в степи и нам трястись до трассы не менее полудня со своим прицепом. Хотя, что огорчаться, мы здесь проездом, а люди живут тут всю жизнь...